Юлий Гусман: «Ефремов не заслужил этого конца»

Основоположник кинопремии «Ника» сообщил, как к его папе привозили вылечивать Есенина, который страдал алкоголизмом

В числе 3-х кандидатов на кинопремию «Ника» в категории «За наилучшую роль второго плана» есть и Михаил Ефремов, который сыграл во «Французе» Андрея Смирнова. А в принципе он два раза победитель премии «Ника» за наилучшую роль второго плана в фильмах «Про любовь» и «Граница. Таежный роман», номинировался с картинами «В движении», «Неплохой мальчишка» и «Парк советского периода», был неизменным участником мероприятии.  Мы побеседовали с основоположником «Ники», режиссером 2-ух кинофильмов, в которых снимался Михаил Ефремов про то, что их связывало, об отце Юлия Соломоновича, которому довелось вылечивать Сергея Есенина, который страдал той же ужасной зависимостью, что артист. А завершился наш разговор тем, что мощный и мужественный Юлий Гусман чуть сдерживал слезы. Впрочем, сам он – доктор по первому образованию. 

Юлий Гусман: «Ефремов не заслужил этого конца»

фото: Геннадий Авраменко

А какая связь меж случившимся с ним несчастьем, по итогам которого умер человек, и его актерской работой, которая заслужила высшую оценку синематографического общества? У «Ники» с Ефремовым чрезвычайно старые связи и крепкая дружба. Как он сам признался со сцены, это и наткнуло его на создание неизменного института  под заглавием «Гражданин поэт». Суть в том, что чрезвычайно на протяжении нескольких лет Михаил Ефремов открывал наши мероприятии специально к ней написанными стихами Дмитрия Быкова, и делал это блистательно. Если он находился на гастролях и не мог принимать участие, то его подменяли сын Никита Ефремов либо Александр  Филиппенко. Если Михаил получит «Нику» и будет нереально вручить ее лично ему, то передадим  семье. Наша крылатая богиня будет храниться  у родственников, если он сам окажется в местах не настолько отдаленных.  Рассчитываю, что все мы будем ожидать Михаила не лишь для «Ники», да и для возврата в профессию. Без него актерский мир – неполный.  Миша  обожал «Нику» и не получал гонораров за свои выступления, как и все наши звезды. Однако постоянно принял участие, так как ему это было принципиально и любопытно. Точно так, как и все, что  он делал – ставил ли спектакли, играл ли в театре либо кино, работал ли на эстраде. По всему русскому миру его имя гремело и гремит. На данный момент, к огорчению, с отрицательным знаком. Да, жизнь бурлит, лишь бы не обвариться. К огорчению, Миша обварился. 

– Он сыграл главные роли в 2-ух моих картинах «Парк советского периода» и «Не страшись, я с тобой! 1919». Умопомрачительный актер и поразительный человек, и это не фигура речи, не попытка отмазать, подсластить даже не таблетку, а страшный кусочек дерьма, который он сам для себя свалил на голову. Не могу сообщить, что это закономерный результат, но все могло произойти и ранее, так как заболевание, которой мучается Миша,  присуща почти всем, также величавым людям – от  Омара Хайяма до Сергея Есенина. Есть перечень алкогениев, как их называли в журнале MAXIM (в их числе – Фрэнк Синатра, Александр Грин, Уинстон Черчилль, Никита Хрущев, Александр Твардовский, Геннадий Шпаликов, Олег Даль, Серж Генсбур и иные – прим. Авт.) Там сотка классных фамилий – тех, кто, огорчению, мучился и мучается от алкоголизма. У Миши она в чрезвычайно суровой форме. 

– Как это ни умопомрачительно, но дело от этого не мучалось, по последней мере, когда я с ним работал. У меня он снимался в одной из основных ролей и в кадре находился, чуть не ежедневно. На него можно было положиться.  Была пара случаев, когда он начинал  дурить. Тогда  я просил ребят за ним последить, отвезти-привезти. Однако агрессивным Миша не был, даже когда  выпивал.   В один прекрасный момент  он к утру не  пришел в сознание, а мы должны были снимать сцену на целине в «Парке советского периода». Его герой  там выступает с призывом к молодежи с грузового автомобиля (в данной сцене снимался и Иосиф Кобзон – прим авт.). Миша тогда был довольно не неплох, но мы это направили в нашу пользу, выдумали, что он не чрезвычайно связно гласит, так как выпивал. Наверняка, в том, что случилось с Мишей, есть вина почти всех людей. Не считаю, что моя: я не был с ним так близок, как быть может, когда-то желал. Неподалеку от него были  товарищи, с кем-то он выпивал. Все знают, что есть 10-ки методов недопустить проблем: вызвать машину, друзей, иметь шофера, который в хоть какой момент отвезет опьяненного. 

– Когда я смотрел запись происшедшего, мне было жутко. Камеры на улице разрешают в деталях рассмотреть данный страшный случай. Погибший в итоге результате дорожно-транспортного происшествия Сергей Захаров, судя по фотоснимкам и рассказам, был восхитительным  человеком. Он не заслужил этот погибели. А Ефремов не заслужил этого конца. Это падение в пропасть, из которой он будет чрезвычайно трудно выкарабкиваться. Не желаю нагнетать, но  все довольно сложно: отсидел пару лет и вышел. Суть в том, что места не настолько отдаленные, как не строги там правила, содействуют развитию зависимости. Располагается реальная либо поддельная выпивка, всякие вещества, которые не посоветуешь и противнику. Это ужасная вещь. 

Мне бы чрезвычайно хотелось, чтоб его признания грехов, а оно откровенное, и слова там не кем-то написанные, а его свои, и не про то, чтоб подкупить, а искупить, были услышаны. Время вспять не повернуть. Однако посодействовать тем, кого он лишил кормильца, возлюбленного человека, рачительного отца и супруга, я считаю, Миша чрезвычайно бы желал, как и того, чтоб этого ужасного  дня  не было в нашей жизни.  

– У Миши была не одна супруга, но он никого не кинул, постоянно относился к родным, товарищам, работе трепетно. Знаю столько историй распада личности, когда человек не сумел справиться с спиртным бесом. Не многие знает, но мой папа возглавлял терапевтическое отделение  большой поликлиники в рабочем поселке нефтяников  Сабунчи. Это сейчас кое-где в 20 минутках езды от Баку в сторону аэродрома. Папа в первой половине дня вылечивал сотками рабочих, а во 2-ой, так как он был самый 1-ый терапевт, трудился в отделении Министерства здравоохранения, где были вожди. К нему, как к наилучшему спецу, несмотря на то, что чрезвычайно юному, привезли когда-то лечиться Сергея Есенина. (Есенин в 1925 году находился неподалеку от Баку, хотел поехать в Тегеран, повстречал в селе Балахны Первомай, написал об этом стихи – прим. авт.). Папа его вылечивал-вылечивал, выручал-выручал, позже  выписал, об этом говорит документ, который был подписан медиком Гусманом. В выписке  Есенина есть свидетельства его не полностью достойного поведении. Чрезвычайно  любознательный документ.

Одичавшие, иногда забавные, но почаще трагические истории  происходили с моими товарищами, всем популярными людьми. Я не имеет права называть их фамилий. В один прекрасный момент я лежал в большом военном лазарете  на целебном голодании. Недалеко от нами находился самый основной по тем временам полководец, лечившийся от алкоголизма. Вечером нас позвали к нему в палату, где посиживали  генералы, так как он был руководителем Министерства. На столе – примечательные закуски, выпивка. Однако я был в том состоянии со своим голоданием, когда не то, что испить, даже подумать об этом было жутко. А офицеры на протяжении всей ночи «отдыхали», а утром принципиальному пациенту поставили капельницу, пробовали откачать. Не желаю никого ни с кем ассоциировать и оправдывать. Каждый человек перед господом, людьми, своими товарищами несет вину за все поступки. Однако та вонь, которая несется с телеэкранов, из веба,  – это сумасшедшая и   аморальная  охота на волков. Будто бы люди ожидали, чтоб, в конце концов,  сорваться с цепи. 

– В данном и сумасшедшая зависть к достижению, бывш?? у Михаила Олеговича во всем русском мире, его славе, бесбашенности, легкости. Одно дело, когда люди говорят: да, человек не попросту оступился, он сделал преступление и должен ответит в соответствии с законодательством. Да, он и сам осознает, что ему до конца дней носить внутри себя эту  боль и чувство виновности. Однако когда начинают высказываться люди, у каких, и я лично об этом  знаю, нет ничего за душой не считая греха и аморальности, – это жутко. Когда читаю и слышу данный поток в бушующем вебе и остальных средствах доставки гнусностей читателям и слушателям, то  думаю про то, что  христианство же учит нас прощать. Ну, если не прощать, то однако бы осознать страдающую душу. Когда лихой и опьяненный актер мчался на автомобиле – это  был кураж. Однако на данный момент нет куража, а есть разломанный, разъятый на молекулы человек и его жива душа. 

Я всю жизнь буду испытывать гордость, что работал и дружил с ним, и не откажусь от собственных слов. Постоянно была традиция в отношении человека, который преступил закон: когда  его вели на каторгу, выбегала какая-нибудь старушка и передавала кусочек хлеба. Этим же убийцам и окаянным. Постоянно это было в народе. Будто бы никто ни читал Достоевского, в принципе ничего не читал. «Ах, так! Ты  куражился над властью, читал свои стишки,  – получил ответку от судьбы» – ведь вот что мы видим. 

Как далее будет жить и биться Миша с его  узкой нервной системой и привычкой работать по 26 часов в день, мне не известно. В таковых вариантах, которые веруют люди говорят: «Будем молиться». Мне всегда так плохо, когда я считаю про то, что случилось.  Кто-то произнесет: «А! Тебе его жаль!». Осознаю, что  Сергей Захаров умер не за что. В него влетел  опьяненный гусар и все. Однако то, что разрывается на части душа Михаила Олеговича Ефремова, я точно знаю.      

Источник www.mk.ru

0
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.