Гай Германика сняла кинофильм про собственного 91-летнего отца

Александр Браун нашел мужество сняться в откровенной картине дочери

На фестивале «Артдокфест» свершилась премьера документального кинофильма «Папа» Валерии Гай Германики. По сравлению с картиной Педро Альмодовара «Все о моей мамы» его можно было бы назвать «Все о моем отце». Повзрослевшая «нехорошая девченка», какой еще не так давно позиционировала себя Валерия, снимала собственного 91-летнего отца спустя 8 месяцев после ухода матери. Вышла самая теплая и откровенная картина, которая достигает размаха древней катастрофы. В богатом послужном перечне Валерии: «Все скончаются, а я останусь», «Школа», «Лаконичный курс счастливой жизни», «Ну и да»…

Александр Браун нашел мужество сняться в откровенной картине дочери

Фото: Пресс-центр Артдокфеста

Её папа, Александр Браун, прекрасен как патриций. Он повсевременно припоминает о собственном возрасте, разъясняет внучке, что старше всех, взятых вместе, членов семьи: Лере — 35, её супругу Денису — 39, внучкам — 11 и 3. Всего 88. А ему — 91. В свое время Александр Браун был основным конструктором и походил на Карла Маркса. Ему известно, что подобное погибель, так как несся с обезумевшой скоростью по длинноватому коридору в небытие, но резко повернул назад и пришел в себя в реанимационном отделении. Свыше 50 лет трудился на пользу государства и сейчас вправе рассчитывать на бесплатное охрану здоровья населения, не соглашаясь с резонами дочери обратиться в коммерческую клинику. В обыкновенной больнице ему, который прошел сталинские времена и войну, грубят, не внимают, кидают трубку. Для всех вождей, которые «нагнали на государство столько ужаса», у него есть черта. Старость — время бесстрашия и свободы.

Папа приносит дочери «МК» с репортажем с «Кинотавра», где она представляла картину «Мысленный волк». Фото на первой полосе, где Лера — беременная, рядом супруг и предприниматель Денис Молчанов. «Я принес тебе «МК», ты с Денисом там и большая публикация». Указывает во весь экран, но дочь не в особенности этим интересуется. Эпизод чрезвычайно забавный. На том «Кинотавре»-2019 Гай Германика размышляла про то, что во всех её фильмах мужчины какие-то жалкие, может быть, идет это на уровне подсознания. Однако сейчас возникли на дисплее сходу два прекрасных мужчины — отец и супруг. Их диалоги самые забавные в кинофильме.

Картина начинается с того, что 11-летняя дочка Валерии Октавия заявляет со характерным детям надломом, что жизнь у нее пустая. Трогательная и ранимая девченка переживает потому, что мать может реализовать дачу дедушки и бабушки. Рядом вертится её младшая сестра Севочка. Скучновато не бывает. Германика ожидает третьего малыша и снимает кино про отца, которого после неописуемых уговоров получилось вывезти в Италию на море. Как и почти все пенсионеры, он переживает, что некоторому будет снимать и передавать показания счетчиков, заряжать телефон умершей супруги Наташи в его отсутствие. Дома много дел, и лететь в Италию, да еще в такую рань, да еще брать новую обувь совершенно не охото, тем паче за 36 тысяч. Чтоб успокоить тестя, Денис убеждает, что это не стоимость, а артикул. Он в принципе проявляет волшебства деликатности в разговоре с папой супруги — единственный, кто умеет его уверить. Отцу Денис нравится собственной добротой и щедростью. Он даже удивлен, что Лере посчастливилось повстречать этого человека. В обувном магазине он, как ворошиловский стрелок, готов с автоматом разобраться с теми, кто ведет торговлю нереально драгоценным продуктом. Дух социальной справедливости в нем бурлит. «Если вы кроме моей воли купите башмаки, я не поеду с вами на море», — папа повсевременно ставит условия, узнает отношения с дочерью. В Неаполе прекрасно, но он ожидает не дождется, когда окажется в собственной хрущевке и ни от кого не будет зависеть. Не напрасно оказывал сопротивление, как ощущал, что быть неудаче: на пляж вызывают вертолет, чтоб в срочном порядке его направить в больницу.

Весь кинофильм — это разговор с дочерью, попытка с её стороны найти ответы на старые вопросы. Отец рассказывает, что никогда в жизни еще не получал от нее столько внимания и тепла, как сейчас. Важнейший разговор состоится под конец, когда отец и дочь изучают старые фото, вспоминают возлюбленную супругу Наташу и маму Леры. «Я никогда не видела, чтоб вы обымались», «я не помню, чтоб меня в детстве обымали и целовали, может, я потому выросла такая злая», – полагает дочь. Она не помнит, чтоб мать её обымала. Отец чуть не теряет дар речи, услышав подобное признание, вспоминает, что мать Леру так обожала, что готова была достать луну с неба. Однако дочь, упорная, как отец, стоит на собственном, ведает, как день рыдала в свои четырнадцать лет после того, как мама её стукнула. А сейчас зарыдает после открытого диалога с папой, оставив его мучиться в примыкающей комнате.

За то время, что шли съемки, Валерия успела стать матерью в 3-ий раз — родила сына. Её папа возьмет малыша на руки и начнет уговаривать свою взрослую дочь никуда не уезжать на Новый год, задействуя самый весомый аргумент: «Это, быть может, мой последний Новый год». Жизнь продолжается, и, может быть, Александр Браун снова возьмет нашу газету и покажет дочери статью об их семье и кинофильме «Папа» — самом откровенном и добросовестном в фильмографии Валерии Гай Германики, потребовавшем от нее мужества и храбрости.

0
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.