Уголовник объяснил результаты запрета сотовой связи в колониях

Тяжелее всего придется оперативным работникам

Закон о наложенном блоке мобильный связи в местах заключения принят Государственной Думой в 3-ем, итоговом, чтении, а это означает, что скоро в российских колониях и СИЗО почти все поменяется. Либо… не поменяется? Сидельцы к новому закону относятся расслабленно, практически с прохладцей, а руководители заведений боятся дополнительной «мигрени». Как будут перекрыть связь и чем это обернется — мы спросили у них.

Тяжелее всего придется оперативным работникам

Подчеркнём, что проект закона был разработан в целях устранить подпольные «колл-центры», те же, с которых поступают звонки «операторов тюремного банка». Документ дозволит сейчас отключать от обслуживания номера незаконных телефонов, которые находятся в местах, не настолько отдаленных. Механизм этот: руководитель следственного изолятора либо колонии обращается с обращением (приложив перечень номеров) к главе территориального отделения УФСИН, а тот – уже к оператору сотовой связи, который и «вырубает» сигнал для определенного клиента.

— Не считаю, что почти все сейчас поменяется, – полагает один из бывших заключенных Николай П. — Я исследовал данный проект закона, он был с самого начала в вольном доступе, и его конечная редакция в особенности не поменялась.

Считаю, с момента, когда работники составят перечни с номерами незаконных телефонов и перед тем, как их перекроет оператор, пройдет не меньше 3-х суток (это при самом хорошем варианте, так как бюрократические процедуры никто не отменял). За этот период времени у заключенных просто покажутся новые SIM-карты.

В принципе прогнозирую: будет сейчас много-много новых sim-карт поступать за сетку. Наибольший процент нелегальных мобильных телефонов в места заключения проносят работники. Так что навряд ли они будут сами себя лишать доп заработка, а вот цена sim-карт резко повысится в цене. А также, эти телефоны в девяносто процентов случаев заключенные употребляют, чтоб звонить близким, но не для мошенничества. У населения нет ведь альтернативы: сотрудник следственных органов не дает разрешения на законные звонки, если человек не признает свою вину и не идет на сделку.

— Если честно, пока не получали никаких инструкций по тому, как делать данный закон, – сообщает руководитель одной из российских колоний. — ФСИН разработает распоряжение, в каком тщательно пропишет, как нам действовать. Мы рассчитываем, что будет куплена какая-то техника в целях выполнения закона. Как выявлять-то эти номера без нее? Однако процесс данный не резвый, так что отлично, если к окончанию года закон заработает. И не понятно, какое отделение будет заниматься «отслеживанием» звонков. Оперативная часть? На теоретическом уровне это, наверняка, ей будет легко.

А вот почти все специалисты думают, что как раз оперативникам желать это тяжело. Что уж утаивать, часть «палок» они делают на раскрытии преступлений, о которых заключенные говорят по подобным вот незаконным телефонам. Известны случаи, когда сотрудники оперативных подразделений сами проносили телефоны, позже прослушивали их и в конечном итоге у представителей следственных органов возникли новые факты либо даже новое уголовное дело.

Трудность в том, что и сами главы заведений до настоящего времени пользуются телефонами на территории. Одно время администрация Федеральной службы исполнения наказаний воспретило руководителям заведений ходить по территории с «телефоном» но запрет данный скоро сам по для себя сошел на нет. Получается, сейчас о нем вспомнят.

0
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.